Календарь | Март 2021

СвернутьПоказать

В МГЮА обсудили вопросы защиты прав должников и кредиторов при банкротстве

15.02.2021
Пресс-служба

90_2.png

В Университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА) прошла Всероссийская научно-практическая конференция на тему: «Законодательный мораторий и судебная рассрочка как вектор развития реабилитационных процедур». Организатором мероприятия выступила кафедра предпринимательского и корпоративного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). Руководили конференцией заведующая кафедрой предпринимательского и корпоративного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, почетный работник юстиции Российской Федерации, почетный работник высшего профессионального образования РФ Инна Ершова, заместитель заведующего кафедрой предпринимательского и корпоративного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук, доцент Екатерина Енькова и старший преподаватель кафедры предпринимательского и корпоративного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук, адвокат Сергей Галкин.

8Z5A3826.jpg Галкин С.С..jpg

В начале конференции Екатериной Еньковой был представлен учебник для магистратуры и аспирантуры «Правовое регулирование банкротства», вышедший в издательстве «Проспект» в конце 2020 года, а также анонсировано создание на базе кафедры стратегической академической единицы «Центр правовых исследований банкротства».

С приветственным словом к участникам конференции обратилась Инна Ершова, которая подчеркнула важность и актуальность обсуждаемой проблематики, необходимость ее комплексного и междисциплинарного исследования.

«Основные авторы – это преподаватели кафедры предпринимательского и корпоративного права МГЮА, а также наши коллеги с других кафедр МГЮА. Важно, что в нашем учебнике отражены главы, написанные авторами-практиками. Пособие предназначено для магистрантов, но будет интересно широкому кругу аудитории, поскольку в нём сочетается доктрина и практика, авторство учёных и молодых специалистов», - сообщила Инна Ершова.

Первым в конференции выступил Сергей Галкин с докладом на тему: «Проблемы защиты прав и обеспечения баланса интересов в отечественных нормативных моделях моратория и судебной рассрочки».

«Мораторий – это внесудебная, временная, предбанкротная процедура для поддержки хозяйствующих субъектов. Судебная рассрочка в деле о банкротстве направлена на устранение неплатёжеспособности кредитора. Мораторий может считаться соблюдённым только при защите прав добросовестного кредитора. Теоретические базовые тезисы также должны иметь значение при толковании закона и разъяснений Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации», - пояснил Сергей Галкин.

Доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права, доцент кафедры информационного права и цифровых технологий Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук Ольга Сушкова подготовила краткое исследование на тему: «Реорганизация юридического лица как механизм защиты и «формальная процедура банкротства».

«Реорганизация может быть и уходом от ответственности недобросовестными участниками. Слиянием и присоединением, из практики Российской Федерации, тоже могут воспользоваться в негативных целях», - уточнила Ольга Сушкова.

С докладом на тему: «Мораторий на банкротство: вектор на реабилитацию?» выступила профессор кафедры предпринимательского права Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор юридических наук, руководитель магистерской программы «Правовое регулирование несостоятельности (банкротства)» Светлана Карелина, которая высказала позицию о правовой природе моратория, сформулировала и представила возможное решение ряда важных практических проблем применения ст. 9.1 Закона о банкротстве (в частности, проблема расширения предмета доказывания при подаче заявления о признании должника банкротом, проблема распространением моратория на компании, входящие в группы и холдинги системообразующих предприятий и так далее.

Петров Д.А..jpg

В докладе на тему: «Механизм применения моратория на возбуждение дел о банкротстве: анализ законодательного регулирования», доцент кафедры коммерческого права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, доктор юридических наук Дмитрий Петров проанализировал механизм применения моратория в качестве административного способа воздействия на гражданско-правовые отношения, указав на возникающие в связи с этим проблемы (в том числе проблема общей классификации видов экономической деятельности (ОКВЭД) как формальных оснований для предоставления моратория), и предложив иные возможные альтернативы поддержки хозяйствующих субъектов в делах о банкротстве, в том числе через возможность механизма приостановления производства по делу о банкротстве при доказывании со стороны должника возможности восстановления его платежеспособности.

6.png

Доцент кафедры коммерческого права и процесса Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации, соучредитель и член наблюдательного совета национальной ассоциации «Банкротный клуб», кандидат юридических наук Рустем Мифтахутдинов затронул актуальные вопросы, связанных с пандемией covid-19 в своей работе под названием: «Негативные правовые последствия непризнания моратория на банкротство реабилитационной процедурой».

«Три аспекта несут проблемы практического свойства. Мораторий – это самостоятельная реабилитационная процедура. Эта процедура не вводится в отношении тех, кто пострадал от моратория, но по каким-то причинам не попал в списки, предполагая, что суд делегировал эту процедуру Правительству. А если Правительство ошиблось и кого-то не включило в такие списки, то это не обратимо. Стала ли пандемия причиной банкротства? Стал бы суд вторгаться в компетенцию Правительства? Это вопросы. Мораторий применяется повально, даже формально для тех организаций, которые попали в перечень контроля, но фактически от пандемии не пострадали. При регистрации юридических лиц появился «соблазн» записать все виды юридической деятельности, чтобы в случае потрясений попасть под мораторий, как меру поддержки», - проанализировал ситуацию Рустем Мифтахутдинов.    

Суворов Е.Д..jpg

Доцент кафедры гражданского права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук, адвокат Евгений Суворов подготовил лекцию на тему: «Объём генерируемого денежного потока объекта реабилитации как условие введения реабилитационных процедур».

«Спасение бизнеса всегда есть ограничение общего правила о конкурсе, где и реализуется распределение риска несостоятельности. Спасение бизнеса, осуществляемое для должника (без изъятия бизнеса под контроль кредиторов), всегда есть возражение (эксцепция) такого должника и может связывать кредиторов, ожидающих исполнения обязательства, при наличии заслуживающих защиты предпосылок: сам по себе интерес должника в сохранении бизнеса под своим контролем не является такой предпосылкой, то есть должник не имеет права требовать сохранения неплатежеспособного бизнеса в его владении, так как уже нарушает интересы кредиторов. Под спасением бизнеса следует понимать такое восстановление положительного денежного потока (входящий поток за вычетом исходящего) соответствующего бизнеса, при котором его объем достаточен для накопления средств на расчеты с реестровыми кредиторами до окончания нормативной продолжительности реабилитации. Отсюда следует, что кандидатом на реабилитацию может быть не любой бизнес, а только тот, свойства которого позволяют достичь названных показателей в приведенные сроки. Необходимо уточнить роль права и, соответственно, юристов в реабилитации бизнеса: здесь право может лишь создать режим для успешного антикризисного предпринимательства, но не решать предпринимательские задачи. В конечном счете речь идет об извлечении из конкретно взятого бизнеса прибыли, что относится к предпринимательству, а не юриспруденции. Спасение бизнеса в большинстве случаев предполагает двухэтапный мораторий: на период выработки плана спасения и на период его реализации. Скидка с долга в большинстве случаев должна быть исключением, иначе сложно это именовать именно восстановлением платежеспособности и спасением бизнеса. Иными словами, скидка с долга свидетельство о продолжении болезни бизнеса и не может быть универсальным инструментом.», - высказал мнение Евгений Суворов.

Зайцев О.Р..jpg

Доцент Российской школы частного права, кандидат юридических наук, председатель национальной ассоциации «Банкротный клуб» Олег Зайцев привели подробные аргументы в пользу квалификации моратория как реабилитационной процедуры, а также обозначили конкретные практические проблемы невосприятия моратория в указанном качестве, в частности, отсутствие ex-ante контроля при предоставлении моратория, начисление договорных процентов в период моратория, что объективно препятствует реабилитации должника.

Кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права Юридического факультета Московского государственного университета (МГУ) имени М.В. Ломоносова Игорь Фролов в своем выступлении осветил угрозы постмораторного и постоковидного периодов в сфере несостоятельности (банкротства), в частности, неэффективность моратория с учетом правового режима, установленного в действующей редакции ст. 9.1 Закона о банкротстве, неправильное определение списка мораторных должников и многое другое.

Доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук Татьяна Шишмарева привела сравнительно-правовое исследование на тему: «Особенности применения судебного моратория в связи с пандемией в делах о несостоятельности в России и Германии».

«В Германии были приняты несколько законов, направленных на преодоление последствий пандемии. Условиями государственной программы оказания мер помощи является не признак неплатёжеспособности, а признак недостаточности имущества. На первом этапе должнику предоставлялась отсрочка при подаче заявления, таким образом он имел возможность восстановить свою неплатёжеспособность, ещё находясь в стадии неглубокого финансового кризиса, а на втором этапе программы – речь идёт о стадии признания несостоятельности должника. В Германии для введения процедуры несостоятельности есть три основания: прекращение платежей, просрочка платежей до трёх недель, признак существенности долга, который означает не любое существование долга, а именно существенное. Методы преодоления последствий очень удачно «встроились» в законодательство Германии, например, процедура несостоятельности была решена отсрочкой», - сопоставила разные стадии Татьяна Шишмарева.

С завершающим докладом на круглом столе выступила доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук Мария Дарькина. Свою работу научная сотрудница посвятила теме: «Проблемы применения судебной рассрочки в делах о банкротстве: теория и практика».

Также в заседании приняли участие научные сотрудники региональных вузов, изложив собственные исследовательские материалы и задав интересующие вопросы коллегам.

В конце конференции организаторы подвели ее итоги, высказали слова благодарности участникам за оживлённую дискуссию, в ходе которой комментировались доклады, были заданы вопросы и бесценный обмен опытом. Наиболее дискуссионными были темы правовой природы моратория и судебной рассрочки в контексте адекватности установленных правовых режимов целям поддержки хозяйствующих субъектов, пострадавших от эпидемии.

В конференции приняли участие более 50 человек, среди них ведущие представители науки предпринимательского права, конкурсного права, гражданского процессуального права, а также практикующие юристы.

Система Orphus