Календарь | Июль 2018

СвернутьПоказать

Круглый стол «Юридический анализ и правовые последствия Закона США о санкциях против России и российских граждан»

14.12.2017
Пресс-служба

14 декабря 2017 г. в Университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА) состоялось «круглого стола» на злободневную тему «Юридический анализ и правовые последствия Закона США о санкциях против России и российских граждан». В качестве модератора выступала профессор, и.о. заведующего кафедры международного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) Наталья Соколова.

Предметом обсуждения стал Закон США № 3364 «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (“Countering America’s Adversaries through Sanctions Act”), подписанный Президентом США 2 августа 2017 г., и последствия, которые повлечет его применение для России, российских граждан и юридических лиц.

Ярослав Кожеуров, доцент кафедры международного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), в своем выступлении «“Война санкций” в контексте права международной ответственности» призвал к более четкому использованию терминологии. В Комиссии международного права ООН и в судебной практике наиболее распространенной является следующая точка зрения. Санкции – это не все способы имплементации международной ответственности, а только способ, при котором осуществляется централизованное принуждение по решению компетентной организации, например, по решению Совета Безопасности ООН. Ответные меры государств, предпринимаемые ими по своему разумению, на свой страх и риск, – это контрмеры. Открытым остается вопрос о том, могут ли предприниматься контрмеры в коллективных интересах. В настоящее время этот вопрос полностью не урегулирован (см. ст.54 Статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния 2001 г.).

Профессор кафедры интеграционного и европейского права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), зав. кафедрой права ЕС Дипломатической академии МИД России Пауль Калиниченко в ходе доклада «Отношения Россия-ЕС и право санкций» указал на то, что в делах об импорте санкционной продукции российские суды в регионах (в Калининграде, Мурманске, Ульяновской области), равно как и Верховный Суд РФ в своем определении о взыскании задолженности в связи с санкциями, вынесенном в августе 2017 г., используют термин «санкции». Он высказал предположение о том, что Европейский Союз, Япония фактически вряд ли поддержат новые санкции США, образно сравнив процесс с «теплым потоком подо льдом».

Мерген Дораев, партнер адвокатского бюро ЕМПП, рассказал о санкциях в действии на примере арбитражного процесса о поставке турбин в Крым, рассмотрение которого завершилось 14 декабря 2017 г. Эксперт принимал участие в данном процессе, что еще больше актуализировало заявленную тему. Арбитражный суд г. Москвы отклонил иск ООО «Сименс технологии газовых турбин» (СП Siemens и «Силовых машин») к структурам госкорпорации «Ростех» – ОАО и ООО «Технопромэкспорт» о признании незаконной сделки по поставке четырех газотурбинных установок в Крым. М.Дораев охарактеризовал вышеупомянутый спор как коммерческий спор между двумя российскими организациями и обратил внимание на некоторую парадоксальность ситуации, когда должно применять иностранное законодательство. По мнению эксперта, российский суд совершенно не обязан признавать санкционные требования третьей стороны – в данном случае Европейского Союза, ведь, например, никого из российских юридических лиц не привлекают к ответственности за нарушение торгового эмбарго, которое США объявили в отношении Кубы.

Илья Рачков, доцент МГИМО(У), партнер Nektorov, Saveliev & Partners, в своем выступлении рассмотрел влияние Закона 3364 на финансовую и инвестиционную привлекательность РФ, дал оценку возможности и эффективности рассмотрения дел об экономических санкциях в Органе по разрешению споров Всемирной торговой организации. Отвечая на вопрос о том, насколько долго сохранятся американские санкции, И. Рачков привел в качестве примера поправку Джексона-Веника 1974 г., который был отменен только 12 декабря 2012 г., и высказал предположение, что Закон № 3364 тоже будет действовать долго. В вопросе о терминологии он, как и Я. Кожеуров, считает, что термин «контрмеры» предпочтительнее. Международно-правовые требования, которым они должны соответствовать, содержатся в Статьях об ответственности государств за международно-противоправные деяния 2001 г.: контрмеры должны носить ненасильственный характер, должны быть направлены против государства, а не против частных лиц (что уже не соблюдается в Законе № 3364), должны носить временный характер, быть обратимыми и пропорциональными, не должны нарушать прав человека.

Сергей Гландин, преподаватель кафедры международного права МГУ имени М.В. Ломоносова, выступил с докладом «Список олигархов и окологосударственных предприятий по статье 241 Закона 3364: к чему готовиться и можно ли избежать?». В своем выступлении он подверг анализу возможность достижения цели, зафиксированной в ст. 241 рассматриваемого Закона США, – выявить политическую и экономическую элиту, являющуюся опорой российского государства. Было отмечено, что до 2 февраля 2018 г. Казначейство США совместно со службой разведки и Государственным департаментом должны будут представить доклад об олигархах и окологосударственных предприятиях, в котором будут содержаться анализ возможных результатов санкций и оценка их потенциального эффекта. Сам доклад будет публичным, открытым, однако, предусмотрена возможность засекречивания определенной его части. Завершая выступление, С. Гландин резюмировал, что «санкции – это данность, это форма проявления суверенитета».

После выступлений участники круглого стола смогли задать вопросы докладчикам. Не менее интересными, чем сами выступления, стали и заключительные ремарки экспертов.